Слабонервным не смотреть порно На концерте Хоакина Эдуардо сидит

На концерте Хоакина Эдуардо сидит рядом со мной; он очень красив

Я прочла ему то, что написала под впечатлением его записок

Шестьдесят женщин из ста чувствуют то же, что и я, но никогда ни о чем не задумываются

Дрожащей рукой я написала Эдуардо, что ездила за город, там приняла кокаин — и меня увезли в больницу, потому что я никак не могла прийти в себя

Я вижу красавца-скрипача — огненно-горячего итальянца

Она совершенно ненормальная, у нее куча страхов и фобий

Я все время настороже, боюсь услышать от него что-нибудь общепринятое, сухое, словно составленное по формулам

За год мое одинокое воображение невероятно развилось

— Ну скажи мне о себе что-нибудь, чего я не знаю, хоть что-нибудь новенькое

Превосходство Джун раздуло в нем огонь ненависти, жажду мести

Искусственность выдавала неуверенность в себе, неопределенность

Я говорю «нет», но Генри просовывает руку мне между ног, управляя моим телом, как тореадор быком

Я поняла, что Генри любит во мне все и придает мало значения моим физическим достоинствам

Мы шли по улицам, и даже прикосновение к ее груди не могло успокоить мою боль

Аморальность, или усложненное понимание морали, интересуется традиционной верностью, забывая о буквальном смысле этого понятия

Все это имеет такой удивительный привкус, что рот мой невольно приоткрывается, и я чувствую на своем языке язык Генри; он пахнет так же, как во сне, когда он лежит в моих объятиях

— Ты с ума сошел, Генри! Стареешь, в сорок лет?! И это говоришь ты! Успокойся, ты сможешь трахаться, даже когда тебе будет сто

Я пытаюсь возражать: никто не совершает подобного в ясном уме, для этого необходимо напиться

Мне смешно, потому что я уже забыла о ренуаровских телах и девственных грудях

Что, если бы Алленди, например, проявил к тебе интерес?

Он чувствует нашу абсолютную близость, как будто я — его жена

С по-детски наивной и невинной проницательностью я угадывала темперамент отца

Машина с бешеным ревом пожирает асфальт дороги, дома с геранями, телеграфные столбы, бездомных кошек, деревья, холмы, мосты…

Это не плотское желание, это голод по тебе, иссушающий, убийственный

Между мной и Фредом появилась ужасная натянутость, мы не можем выносить взгляда друг друга


1 2 3 4 5 6 7 8 9 11 12 13 14 15